?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Поскольку в последнее время я каким-то чудесным образом постоянно оказываюсь втянутой в холивар по теме жертвоприношений, решила здесь складировать все, что попадается мне по этому вопросу и имеет под собой хоть какую-то историческую основу (для создания базы для размышлений). Любые факты,приведенные ниже, будут представлены без положительной или отрицательной окраски, так же предлагаю здесь споров "правильно так делать или нет" не заводить. Только сухая информация. А что и как делать и делать ли вообще, пусть каждый для себя решает сам.


                                                                                       ***
И прежде всего, конечно, стоит вспомнить Старшую Эдду и Речи Высокого. Там жертвоприношения упоминаются дважды и каждое упоминание несет в себе сакральное знание.

Хоть совсем не молись,
но не жертвуй без меры,
на дар ждут ответа;
совсем не коли,
чем без меры закалывать.

Это привычный нам перевод Корсуна, но он несколько неточен. Антон Платов предлагает пусть и менее поэтический, но более верный вариант:

Лучше совсем не обращайся [к богам],
Чем без меры жертвовать.
На дар ждут ответа
Лучше совсем не направляй [магию]
Чем слишком многое пресекать.

Второе упоминание мы встречаем в строках о самопожертвовании Одина для обретения рун:

Знаю, висел я
в ветвях на ветру
девять долгих ночей,
пронзенный копьем,
посвященный Одину,
в жертву себе же,
на дереве том,
чьи корни сокрыты
в недрах неведомых.

                                                                                             ***    
Далее идут выдержки из книги Наталии Будур "Повседневная жизнь викингов IX-XI века". На сколько можно доверять мнению автора и дословности приводимых им цитат - не знаю, так как я лично нашла в её тексте несколько неточностей.

В 900-х годах в Скандинавии побывал арабский путешественник ат-Тартучи. В описании его путешествия есть следующие строки: «Они празднуют и приносят жертвы. Собравшись за одним столом, возносят хвалу богам, а затем пируют. Убив жертвенное животное, хозяин усадьбы подвешивает на столб у своих ворот принесенную жертву. Это может быть кусок мяса или целый баран, или козел, или свинья. Теперь каждый проходящий мимо знал, что в усадьбе была принесена жертва богам».

Культовые животные Фрейра — конь и вепрь — были и символами плодородия, и жертвенными животными. Лошадиное мясо можно было есть лишь на жертвоприношениях, на конях, посвященных Фрейру, нельзя было ездить. Из-за сакрального смысла церемоний с лошадиным мясом и детородным органом жеребца, как считают исследователи, папа Григорий II (731–741) запретил употреблять христианам в пищу конину, назвав это «грязным и оскверняющим деянием». Употреблять в пищу конину запретили и в Париже в 739 году.

В походы викинги тоже брали с собой изображения богов — идолов. Так, уже упоминавшийся нами арабский путешественник Ахмед Ибн Фадлан описывал, как встреченные им на Волге «русы» (викинги) подносили жертвы длинному, вкопанному в землю бревну, увенчанному подобием человеческого лица. Вокруг главного идола были расположены группы идолов поменьше — семья бога. Если подношение главе божественной семьи не помогало, то жертвы приносились его «семье».

Там же, на алтаре, стоял жертвенный сосуд — большая медная чаша, в которую вливали кровь принесенных в жертву животных. Рядом с чашей всегда находилась кропильница — кисть на длинной палке.

В жертву приносили волов, лошадей и кабанов. Пышно украшенные, они приводились к алтарю, посвящались богам и убивались в присутствии народа. Кровь собирали в чашу, в которую опускали кропильницу и потом кропили седалища богов, наружные и внутренние стены храма и, наконец, народ.

Мясо жертв готовили на большом праздничном пиру, который за тем следовал. Этот пир проходил в передней зале храма. Там, вокруг стен, стояли скамьи для народа и высокие кресла для королей и вождей. Перед скамьями ставили столы. На полу, посредине, горел огонь, на который ставили котел с мясом жертвенных животных. Наполненные медом рога подавались через огонь. Они и все кушанья освящались сначала королем или вождем, главным лицом во время жертвоприношения.

Во время великих жертвоприношений, по рассказам древних письменных источников, в Упсале соблюдался обычай, чтобы непременно девять животных мужского пола принесены были в жертву. Только кровью, думали скандинавы, смываются преступления людей, укрощаются боги и снискивается их милость. Оттого-то при великих жертвоприношениях убивали, или приносили в жертву, также людей для укрощения гневных богов. Обыкновенно выбирали для жертвоприношений рабов и злодеев, но при общем каком-нибудь бедствии приносили в жертву и самого знатного человека.

В «Саге об Олаве сыне Трюггви» рассказывается, что, когда он хотел крестить бондов в Трандхейме (Тронхейме), а те в ответ просили его совершить с ними вместе жертвоприношение, он сказал: «Но если уж я должен совершить с вами жертвоприношение, то я хочу, чтобы это было самое большое жертвоприношение, какое только возможно, и принесу в жертву людей. Я выберу для этого не рабов или злодеев. Я принесу в жертву богам знатнейших людей».

В «Саге об Инглингах» рассказывается о том, что шведы принесли в жертву богам своего вождя Домальди после долгого неурожая за один хлебный год. В другой саге говорится, что во время чрезвычайной дороговизны в области народ сошелся на тинг, где, с совета мудрых людей, постановлено было принести знатного юношу в жертву богам.

Обреченные на жертву вводились в круг, или кольцо, суда. В одной из исландских саг рассказывается, что на тинге в округе Торснес было кольцо суда, в которое вводились назначенные в жертву богам, и что там лежал камень, на котором убивали их. Вероятно, именно на таких кольцах, часто встречаемых возле древних языческих алтарей по всей Скандинавии, приносили жертвы. Они изготавливались из 5, 7 или 9 больших, сложенных в виде круга, камней. В некоторых из них каждый из больших камней лежит на семи маленьких: это священное число.

Жертв или убивали на камне перед капищем или свергали с утеса, или бросали в жертвенный ручей, или вешали в лесу на деревьях. В священной роще близ Упсалы не было ни одного дерева, не освященного жертвой, животного или человека: их вешали там в дар Одину. Вероятно, жертвы повешенные посвящались Одину, убитые на камне или сброшенные с утеса — Тору, а утопленные — Ньёрду и другим божествам вод.

На праздники, отправляемые в «общенародном», а не частном, принадлежащем какому-нибудь хозяину усадьбы, храме, являлись короли, вожди, свободные люди, и все они принимали участие в великих жертвоприношениях богам страны.

О языческом храме в Упсале, где якобы совершались мистерии Одина, писал (около 1070 года) Адам Бременский: «У их (древних скандинавов. —КБ.) богов есть свои жрецы, которые совершают жертвоприношения. В случае чумы или голода они приносят жертву Тору, в случае войны — Одину, а если празднуют свадьбу — то Фрейру. Каждый девятый год они имеют обыкновение собираться в Упсале на общее празднество, где участвуют люди из всех шведских земель. Никому не позволено пропускать это празднество. Конунги и племена, вместе и по отдельности, посылают свои дары в Упсалу, а те, кто принял христианскую веру, обязаны откупиться от участия в праздничных церемониях, и это угнетает больше, чем любое другое наказание. Ритуал жертвоприношения происходит следующим образом: каждого живого существа мужского пола жертвуется по девять, и кровь их должна умилостивить богов. Тела принесенных в жертву подвешиваются в роще близ храма. Эта роща считается у язычников священной, а каждое ее дерево — имеющим божественную силу от жертвенных тел, которые здесь разлагаются. Рядом с человеческими телами висят там и собаки, и лошади; один из крещеных рассказывал мне, что сам видел, как в роще висели сразу семьдесят две жертвы. Участники ритуала поют, как обычно, разные песнопения, которые непристойны, а потому лучше о них не упоминать». [141]

Археологи не смогли найти в Швеции подтверждений столь многочисленным жертвоприношениям. Скорее всего, при описании чудовищных ритуальных убийств христианином Адамом Бременским руководило отвращение к злодеяниям язычников. Однако в других районах Скандинавии такие доказательства были найдены.

                                                                                         ***
По поводу того, человеческое ли здесь изображено жертвоприношение или нет - люди спорят. С одной стороны на картинке явственно можно увидеть ноги человека на алтаре, но с другой стороны я слышала мнение, что не факт, что автор "все правильно увидел и записал". Может, это вообще соломенная кукла)



                                                                             ***
"Также исследователи упоминают, что кости и различные части жертвенных животных, подобно останкам всех германских жертв, рассматривались как могущественные талисманы, и часто клались в полях для удачи с урожаем"
Сигурд годи Скидбладнира, Надежда Топчий "Праздник Урожая", журнал "Гьялархорн", №4.
                                   
                                                                             ***
Сага о Хаконе Добром. "Круг Земной" Снорри Стурлуссона (теперь понятно, откуда Наталия Будур брала информацию))

Сигурд, хладирский ярл, был ревностным язычником, каким был и Хакон, его отец. Сигурд ярл давал все жертвенные пиры от лица конунга там в Трёндалёге. По древнему обычаю, когда предстоял жертвенный пир, все бонды должны были собраться туда, где стояло капище, и принести припасы, которые нужны во время жертвенного пира. На этот пир все должны были принести также пива. Для пира закалывали всякого рода скот, а также лошадей. Вся кровь от жертв называлась жертвенной кровью, а чаши, в которых она стояла, — жертвенными чашами, а жертвенные веники были наподобие кропил. Ими окропляли все жертвенники, а также стены капища снаружи и внутри. Жертвенной кровью окропляли также людей. А мясо варили и вкушали на пиру. Посредине пиршественной палаты горели костры, а над ними были котлы. Полные кубки передавались над кострами, и тот, кто давал пир и был вождем, должен был освящать полные кубки и жертвенные яства. Первым был кубок Одина — его пили за победу и владычество своего конунга, потом шли кубок Ньёрда и кубок Фрейра — их пили за урожайный год и мир. У многих было в обычае пить после этого Кубок Браги. Пили также кубок за своих родичей, которые уже были погребены. Этот кубок называли поминальным.